Рок-музыкант удивился и одобрил смелое решение своего старшего сына вместо магистратуры уйти служить в армию.

5 октября в Воронежской филармонии с программой «Превращение» выступила группа «Крематорий». Незадолго до начала концерта лидер коллектива Армен Григорян ответил на вопросы журналистов.

Армен Григорян ответил на вопросы журналистовnews_music_1
— Вы в Воронеж приезжаете каждый год — почти уже 28 лет подряд. Недавно у нас установили памятник бронзовый стул, способный лечить от жлобства. Как думаете, поможет?

— Эта конструкция неполная — надо подсоединить электричество, тогда будет помогать.

— Армен Сергеевич, как считаете, со жлобством нужно бороться? Или это бесполезно?

— Андрея Битова недавно перечитывал, он хороший эпитет нашел «Хам-победитель». У нас, к сожалению, сегодня быдлогоп победил всех. С ним придется мириться, перевоспитывать с помощью электрического стула не получится ни в Воронеже, ни в Москве. Общество у нас людоедское!

— Но и определенный прогресс есть… Вы, например, интернетом пользуетесь?

— Да. Интернет — это то место, где можно составить свое мнение. Если мы будем смотреть телевизор без конца (газеты тоже читать не надо, потому что это уже рупор ЦК КПСС в современных условиях). А в интернете можно составить свою картинку о мироздании, о событиях.

— У вас есть страницы в социальных сетях?

— Я считаю, что это места для бездельников. К тому же я плохо общаюсь в сетях, у меня много уходит на это времени, поэтому я стараюсь быть вне социальных сетей, а только слежу за ними.

— Артисты любят социальные сети. Например Дмитрий Маликов увидел у нас красный рояль, сразу сфотографировал его и выложил в своем «Твиттере».

— Говорят, что когда еще только начала развиваться настенная живопись, сам БГ был замечет рисующим надписи «БГ» на каких-то стенах в Ленинграде.

— В прошлый раз ваш концерт в Воронеже был почти тяжелым роком. Что ожидать сегодня?

— Сегодня будет еще тяжелее! Наша аудитория делится на две категории — это старые пердуны и молодежь, которая появилась после альбома «Амстердам». Я думаю, что их достаточно много. По крайней мере, в Москве мы ощущаем их преобладание. Наша публика молодеет. «Амстердам» — та самая дорожка, та самая дверь, которая открывает нам перспективу в будущее. Концерт все равно будет ретроспективным.

…Хорошо, что успели к концерту. Мы опоздали на поезд вчера. Мы застряли в пробке — Москва непригодный для жизни город. Три часа ехали до вокзала! В результате опоздали на поезд, и нам пришлось совершать рокировку: сдавать билеты, брать билеты, мчаться на Казанский вокзал. И мы приехали не в Воронеж, а на какую-то соседнюю станцию, где нас выловил организатор. С приключениями в этот раз получилось. Потом на машине сразу в Тулу из Воронежа поедем.

В Воронеже у нас друзья стали нарисовываться. У меня большой список халявщиков (смеется), которые придут сегодня на концерт, человек двадцать. И три активиста, которые будут снимать концерт с трех камер.

— Извините, Армен Сергеевич, а вам не обидно, когда вас называют старым пердуном?

— Я и сам такой (с гордостью). Мне уже 50 лет, но пока еще я возраста своего не чувствую. Как был дурак, так дураком остался. Хотя иногда самому смешно бывает, как многие остаются на уровне детского состояния. Вот байкеры. например. Они со своими мотоциклами, как с игрушками всю жизнь. Эта некая романтика. И очень интересно, что люди сохранили доброе сердце в этом жестком мире.

— В Калифорнии на 4 га земли вашего друга вы, как архитектор, занимались строительством дома. Построили?

— Гектар был мой. Три — его. Долгие поездки туда-обратно привели меня к болезни, которая сейчас начинает проходить. Это бессонница. Что хорошо — там тепло, тело не страдает, красивые пейзажи, абсолютная коммуникабельность со внешним миром. Но ездить туда было очень сложно — через Париж лететь 15 часов. Долго не мог там оставаться, потому что тут дети, и я ощущал себя предателем.

В итоге мы сделали экономически верный выход. За мой участок, вернее за виноград, мы перевели деньги сюда. Это была очень сложная история, потому что нужно было налоги оплатить. Там виноградная плантация и колхоз — сдаем вино. Образовался сам собой бизнес. У меня там хороший приятель, он все сделал. Время от времени я получаю на банковский счет деньги. Этих денег хватает, чтобы сделать какое-то райское местечко здесь — 2–3 часа лета от Москвы, потому что 15 часов — это выстрел в голову. Строительство по моему проекту закончилось. Помогала мне подруга архитектор, жена бывшего приятеля. Мы сделали чертеж в таком варианте, что даже ее начальник попросил разрешение сделать в Македонии такой же дом. Но он отличается облицовкой. У меня уже есть участок!

— Может, российские олигархи будут у вас дома заказывать?

— Нет, я только для людей симпатичных мне работаю.

— Вы бросили курить. Может, вслед за вами и ваши поклонники тоже стали бросать. Не слышали о таком?

— У нас на сегодняшний день группа не рок-н-ролльная, мы — самая трезвая группа в России. Мы действительно очень мало пьем. Пришлось очень много поменять людей, потому что когда вы перестаете пользоваться древними пагубными привычками человечества, то надо создавать такую же атмосферу. Вы не можете сидеть в накуренной комнате. Рано или поздно даже самый лучший друг начинает действовать на нервы. И дым будет вызывать отвращение. В итоге мы создали мирок некурящих и непьющих.

— На участие в каких телепроектах соглашаетесь?

— Недавно звонили из программы «ЖКХ» — я должен был появиться со страдающим от ЖКХ человеком в кабинете чиновника и заявить: «Что вы делаете?». Я не участвую в базаре вокзальных ток-шоу. Возможно, я обидел телевидение. Если вы хотите со мной побеседовать один на один, это просто. А вот так вот выкрикивать и расталкивать соседей по диванчику локтями, я больше не буду. Мне хватило одной передачи у Малахова…

В «Главной дороге» я давал советы мотоциклистам. Не знаю, как в Воронеже, но в Москве, с мотоциклистами очень сложно — он может появиться справа, слева, водители их часто не видят и сбивают. Поэтому я пытался призвать обе стороны, чтобы они соблюдали какие-то правила. У меня много друзей-байкеров. Хотя я не мотоциклист, но всегда вокруг меня было много людей, которые были преданы этому транспортному средству. Соответственно я пытался спасти кого-то от несчастного случая.

— Ваш коллектив давал концерт в костеле Святой Катрины. В каких еще необычных местах выступали?

— В тюрьме. А в цирке не выступаем. Один раз выступили в цирке в Кишиневе — и то только потому, что там другой площадки не было. Перед этим наш гитарист упал с верхней полки, сломал себе ключицу, поэтому выглядел в цирке вполне адекватно. В центре манежа сидел человек с перевязанной рукой, у которого торчали только пальчики и перебирал гитару. Это было более менее весело. Но мы сейчас там не играем. Мы стали очень капризными, старыми, скучными.news_music_2

Группа «Крематорий»
— В чем проявляются ваши капризы?

— У нас есть требование одно — выполняйте все условия райдера. Когда вы приезжаете на вокзал, и подходит какой-нибудь человек и говорит: «Я вот, меня послали вас встретить». А где носильщик? А где бобры, которые должны носить вещи, если нет носильщиков? Мы были в каком-то городе недавно, и отцы города решили с нами посидеть. А мы не ходим сидеть, не хотим пить, разговаривать, напрягать язык, чтобы кто-то в душу к нам беспардонно лез. Мы хотим обособленно жить. Есть место, где мы с вами встречаемся. А жизнь артиста — это уже не ваше дело, что мы хотим, то и делаем. Поэтому наш райдер отбивает таких людей, с которыми бы мы не хотели тратить время на безумные посиделки. Мэр думает, что если руководит городом, значит ему дано право хлопать музыканта по плечу, чтобы он фотографировался со всеми его родственниками и любовницами. Все это надоело давно.

— Как вас удивляют ваши дети?

— Последняя выходка моего старшего сына — это поход в армию. Он взяли, без спроса, ушел в армию. Он мужчина, он молодец! Ему как отличнику, закончившему бакалавриат, ему предложили магистратуру, а он решил пойти в армию, чтобы потом у него был выбор без белого билета.

— Благотворительностью занимаетесь?

— Я не занимаюсь благотворительностью в общих масштабах, и не участвую в благотворительных концертах, где, как правило, вырисовывается беглый кассир. Но я помогаю студентам МГУ. Сейчас там есть факультет телевидения. Там хорошие студенты, которые хотят поднять нашу журналистику на какой-то другой уровень. Не эта быдлогопость телевидения, а хотя бы чтобы появилось что-то более менее интересное. Делаю это без рекламы. Студентка талантливая там — я четыре года оплачивал ее обучение, студентка Наталья Серая. Мне нравится, когда люди приходят с красными глазами — я смотрю телевизор и смотрю на то, что сделали они. В такие моменты хочется верить, что наше смешное время, когда индивидуум стерт и торжествует толпа, закончится.

Иван ТОЛСТОЙ,
Источник: «Новости шоу-бизнеса NEWSmusic.ru»
Фото автора

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.