«Не плачь, это Солнце Взойдет еще не раз, И твой поезд уходит не завтра Туда, где играет джаз Наш самый веселый на этой планете ансамбль». (Группа «Крематорий») Такие строчки в заполярном Норильске, накануне очередной полярной ночи, звучали особенно в тему. Группа «Крематорий» в минувшую пятницу «порвала» зал «Синема-Арт-Холла».

4-1

Я не раз уже обращала внимание на то, что старые добрые рокеры, спокойные и незаносчивые в закулисном общении, выходя на сцену, начинают излучать такую бешеную энергетику, что на нее не могут не реагировать даже те, кто не считает себя их фанатами. Да что там, на «Крематории» пританцовывали даже бармены и невозмутимые охранники. Армен Григорян, лидер «Крема», которому в этом году уже стукнул «полтинник», с первых же аккордов завел зал. И если у сцены бесновалась новая поросль зеленых и не вполне трезвых панков, то ближе к барной стойке можно было увидеть солидных, но не менее довольных действом людей постарше. Таких как, например, начальник ГО и ЧС Андрей Магеров или главврач оганерской больницы Константин Горбель.

Как утверждает сам «Крематорий», они никогда не были воинственной группой: не звали на баррикады и не выражали социальный протест. Единственное, от чего они призывали избавляться, — это серость и безликость толпы. Этим объясняется и их название. «Крематорий», впервые появившийся в начале 1980—х, был придуман в пику «поющим, веселым, голубым и прочим гитарам» того времени. Впрочем, версий того, о чем же думали музыканты, придумывая свой мрачный бренд, есть множество. Поэтому вопрос о названии группы звучит почти на каждой встрече с журналистами. Музыкантам он до того надоел, что они уже начинают напрягаться, его услышав. Мы, к счастью, знали об этом заранее и потому эксклюзивное интервью «Заполярной правде» лидера «Крематория» Армена Григоряна начали с совсем другого вопроса.

— Армен, в прошлый раз вы приезжали в Норильск в 2005 году, на главный норильский праздник — День металлурга. Что-то вспоминается из тех гастролей?4-2

— Да, действительно мы были здесь пять лет назад, летом. Признаюсь, что я сюда вернулся в какой-то степени даже с удовольствием. Норильск оставил марсианские впечатления о себе, это были какие-то ожившие картинки из Тарковского. Сейчас здесь уже снегом все припорошило, и пейзаж стал более сибирским. Но мы приехали сюда с чувством воодушевления, хотя и немножко мазохистским.

— Я знаю, что в Норильске когда-то проходил срочную службу ваш звукорежиссер Ежик. И еще пять лет назад он вам обещал экскурсию по своим «местам боевой славы»? Обещание сдержал?

— Да, он в 2005 году возил нас туда, где был ГУЛАГ, на Голгофу вроде, на рудник возил, показывал бедных медведей в клетке, один из которых, насколько я понял, уже помер. Тогда была очень обширная программа. Но еще раз повторю, что мне больше всего понравились пейзажи, потому что у меня глаз настроен больше на созерцание.

— А в этот раз возил куда-нибудь?

— Да, мы вчера с ним ездили в часть ПВО, где он служил. Сейчас она уже заброшена, а раньше была секретной. Это где-то между Норильском и другим городом... как же он называется-то?

— Между Норильском и Талнахом. Там раньше была зенитно—ракетная часть. Армен, а какую публику вы сегодня ожидаете увидеть на концерте в Норильске? Ностальгирующих 30-40-летних или молодежь?

— Я думаю, что после выхода нашего нового альбома «Амстердам» говорить о какой-то однородной публике уже нельзя. Публика смешанная. Это и те, кто слушал нас в 1980-90-х годах, и те, кто сегодня слушает наши песни, качая из Сети — и молодежи становится даже больше. Честно говоря, не знаю, хорошо это или плохо. Наверное, хорошо, что мы интересны молодым. Интернет-публика — эта новая волна, которая не захотела воспринимать то, что им навязывается через телевизор, и ушла в Сеть. Я считаю, что у нас сегодня публика, соответствующая нашему настроению.

4-3— Какие песни вы сегодня будете исполнять? Не надоело ли вам петь из года в год «Маленькую девочку», «Безобразную Эльзу» или «Мусорный ветер»?

— Нет. Я считаю, что если песня не стала однодневкой, то это ее заслуга. И я уже не задумываюсь, надо ли ее петь. Мне нравится каждый раз на концерте играть определенный спектакль. И хорошо, если ты в роли Гамлета или короля Лира, плохо, если ты в роли современного артиста, напоминающего мыльный пузырь. А песни, которые сохранились через годы и пространство, я играю с удовольствием.

Но конечно, у нас есть и другие песни. Мы сейчас находимся на пороге новой программы. Это будет уже даже не рок—концерт, а синтез жанров, смесь, попытка влезть в человеческую душу, осмыслить все, что происходит вокруг, через собственное сознание. Я считаю, что эта программа будет нашим новым этапом. Но мы ее пока не покажем. Сегодня мы сыграем большой такой «the great hits». У нас вообще-то нет плей-листа, и программа строится по настроению, без четкого сценария. Музыканты, как хорошие солдаты, должны быть способны встать утром и сыграть любую песню по требованию.

— Армен, как считаете, есть у вас песня, которая была бы наиболее близка по духу нашему городу, норильским слушателям. Какая—нибудь тема, которая ассоциируется с Норильском?

— Да, есть такая песня, она называется «Белые столбы». Вы мне подали хорошую идею, я, пожалуй, с нее сегодня и начну. Как и обещал Армен Григорян, он устроил норильчанам настоящий «the great hits». Причем концерт длился дольше обещанных двух часов. «Вам же полагаются северные надбавки», — объяснил со сцены лидер «Крема». Помимо «Белых столбов» зал услышал и «Катманду», и «Сексуальную Кошку», и «Хабибулина»... Услышал и спел хором вместе с «самым веселым на этой планете ансамблем».

С диктофоном на концерте «Крематория» плясала Светлана ГУНИНА
С фотоаппаратами приплясывали Владимир МАКУШКИН и Виталий ЛЕЖНЕВ

Источник: gazetazp.ru

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.