soccer_1Основатель и вокалист популярной рок-группы «Крематорий» Армен Григорян побеседовал с корреспондентом «Соккер.ру». Разговор, вопреки всем ожиданиям, пошел о футболе, а о нем Армену Сергеевичу, как оказалось, есть что рассказать.

«В Новогорске встретились с Бесковым, вспомнили кое-что из моей футбольной юности»

— В одной из ваших песен поется: «В детстве я играл в футбол, а когда подрос, стал играть рок-н-ролл». Расскажите поподробнее о первом периоде вашей жизни...

— Я учился в самой обычной школе, а рядом с ней было настоящее футбольное поле. Неподалеку была музыкальная школа, куда родители меня и отдали. И естественно, из-за футбола я часто опаздывал на занятия, или же просто их прогуливал.

И в какой-то момент музыка мне надоела окончательно, и тогда я присоединился к местной дворовой команде. Сначала мы играли в турнире «Кожаный мяч» и внезапно, в 71-ом году, заняли первое место среди команд Ленинградского района. Тогда же меня пригласили в школу московского «Динамо».

У нас были прекрасные преподаватели, несколько раз мы встречались с Константином Бесковым, приезжал Никита Симонян, Гавриил Качалин. То есть, это была замечательная футбольная школа не только со спортивной точки зрения, интеллектуально нас тоже подпитывали. В то же время я продолжал играть в своей дворовой команде, с которой мы взяли серебро в 72-ом и золото в 73-м.

Тогда же у меня начались проблемы со зрением и случилось событие, после которого я был вынужден повесить бутсы на гвоздь. Я выступал под восьмым номером, был очень ответственный матч. Как сейчас помню, с правой стороны прямо мне на голову шел шикарный навес! Вратарь в том моменте уже валялся на земле, я подставил голову и... мяч улетел прямо в небо. Я промахнулся, и это был такой позор!

Но произошло это, как я тогда решил, из-за прогрессирующей близорукости, я перестал «видеть поле». После этого казуса я нашел своей голове другое применение (смеется).

Уже через много-много лет мы с тогдашней женой снимали дачу в Новогорске, недалеко от «динамовской» базы. Там мы встретились с Константином Ивановичем Бесковым и вместе вспомнили кое-что из моей футбольной юности (смеется).

Так что знаете, футбол для меня был местом встреч с замечательными людьми. Они пытались впихнуть в нас что-то полезное и в какой-то степени, им это удалось, ведь футбол на самом деле — очень серьезная игра. К ней у меня до сих пор осталось очень ответственное отношение.

— Получается, народ приобрел всеми любимого рокера Армена Григоряна только из-за его проблем со зрением?

— Еще из-за неудачи на футбольном поле, просто неловко подставил голову (смеется). Не знаю, что было бы дальше. Это было какое-то проведение, которое направило меня в другую сторону. Сразу после завершения футбольной карьеры я стал заниматься музыкой. Не бездельничал, так сказать.

— Признайтесь, тогда, в детстве, мечтали о славе на футбольном поле, а не на сцене?

— Конечно! Я был фанатом футбола. Очень любил бразильскую сборную. До сих пор помню настоящее имя Пеле — Эдсон Арантес ду Насименту. А вспомните игру Гарринчи! И нам всем очень нравился бразильский футбол, мы даже пытались перенять их тактику игры 4-2-4, но были и свои оригинальные решения.

К примеру, за нас играл один парень, цыган по национальности, Вася Коркин. Играл очень плохо и как правило, сидел в запасе, но когда мы проигрывали, Вася выходил на поле и ломал лучших игроков соперника.

— Футбольный тафгай?

— Да-да! И вот, он выходил на поле и бил не по мячу, а по ногам. Но потом его как-то тоже ударили, и после этого в футбол Коркин уже не играл и даже хромал долго.

Кстати, вспомнился случай серьезного отношения к футболу. Мы были с женой в Латинской Америке и посольство попросило нас сходить на выступление советского цирка, который гастролировал в Бразилии. И там был номер с клоуном и кенгуру, которые играли своеобразный матч. Кенгуру бросают мячик, зверушка бьет по воротам, клоун падает — гол. В зале — гробовая тишина, бразильцы просто сидят и не хлопают.

Та же картина повторяется еще несколько раз. И только на следующий день в газетах написали о русском цирке и о том, что футбол — настолько серьезная игра, что нельзя над ним так издеваться. И я с этим абсолютно согласен (смеется).

«На сцене или футбольном поле должна быть одна мысль — нужно всех порвать»

— В той же песне «2001 год» после уже озвученных строк поется: «А теперь вдруг понял, что все это было напрасно». Понятно, что в данном случае речь не о футболе, но всё же... Всеми нами любимая игра многое вам дала, как человеку, как личности?

— Знаете, все командные виды спорта, будь то футбол, или хоккей, очень напоминают некий оркестр. И в музыке тоже есть свои вратари, защитники, нападающие, примерно та же схема. И все проблемы в нашей группе возникали потому, что эта цепочка начинала разрушаться. Например, из-за пьянства музыкантов.

Представьте себе, идет футбольный матч, а ваш вратарь — пьян. Что бы вы ни делали на поле, все равно ничего не получится, ведь голкипер неадекватен и будет пропускать гол за голом.

Также и в музыке. Если вы выходите на сцену, нужно полностью отдаваться игре команды и конечно, вы должны быть абсолютно трезвы. И мы, к примеру, уже давно не позволяем себе появление на сцене даже после одной рюмки. Только так можно создавать музыку и получать от этого удовольствие.

Казалось бы, настолько разные вещи — спорт и музыка, но их объединяет командный дух, сплоченность и игра в гармонии, чтобы ни в коем случае не допускать фальши.

— Другие параллели между футболом и рок-н-роллом можно провести?

— Если ты выходишь на футбольное поле, или на сцену, у тебя должен быть определенный настрой. В голове должна быть одна мысль — нужно всех порвать! Настраиваться необходимо исключительно на победу. Без таких установок наступает лузерство.

В футболе бывают договорные матчи, а у нас проскальзывают так называемые корпоративы. Можно ужасно не хотеть участвовать в таких мероприятиях, но иногда приходится соглашаться, чтобы никого не обидеть, или просто получить определенный гонорар.

Любой концерт от «квартирника» до стадиона — это определенное действие, тут присутствует зов трибун. Тогда начинаешь чувствовать себя гладиатором, ведь атмосфера в нашем деле очень важна.

Та же ситуация в футболе. Можно спросить любого футболиста: «Где тебе приятней играть, при пустых трибунах или на переполненном стадионе?». Ответ очевиден. И для нас хороший концерт — сравни финальному матчу.

«На Чемпионатах Мира болею за всех... кроме Турции»

— У каждого мальчишки, играющего в футбол, был кумир или кумиры. Из разговора следует, что в вашем случае это были бразильцы?

— Я очень стандартен в таких вопросах. Очень люблю Пеле и Марадону. Из современных футболистов больше всего нравится Месси, это совершенно чудовищный игрок! Еще мне очень нравился тотальный футбол, а это, в первую очередь, голландская сборная времен Кройфа. Очень не люблю немцев. Дико не нравится выверенная и казарменная атмосфера на поле.

Я люблю авантюристов, приключения, мои кумиры этими данными обладали. Они действительно создавали такую пьесу, автор которой не знал ее концовки. А сейчас часто создается впечатление, что все играют по заранее написанному сценарию, будто кукловод управляет игроками. Никакой одухотворенности в их действиях уже нет.

— Не могу не спросить о любимой команде детства. Да и сейчас наверняка кому-то отдаете свое предпочтение?

— Поскольку в детстве я играл в «Динамо», соответственно понятно, что я тогда любил. Но потом мне очень нравился «Спартак». Однако я выработал в себе такое отношение к футболу, что фанатом так и не стал. Мне нравится, когда я получаю удовольствие от игры. Я могу болеть за «Спартак» или «Динамо», но также обязан уважать соперника, если он играет хорошо.

То есть, тупого фанатизма у меня нет. Поэтому от каждого Чемпионата Мира я жду зрелища, ни на кого не ставлю и не поддерживаю. За исключением тех случаев, когда играет сборная России. А поскольку она на них редко попадает, болею за всех... кроме Турции. Но это уже национальное (смеется).

— «Спартак» и «Динамо» — странное сочетание. Думается, фанаты этих команд не одобрят вашу демократичность.

— В «динамовской» школе я учился потому, что нас так выбрали. Район был такой, северный округ все-таки, «динамовский». Но вообще, я скорее «спартач». Хотя сейчас вообще не хожу на футбол, особе ни за кем не слежу.

— Почему перестали ходить на стадион?

— Интерес пропал. Последний раз на матч меня вытащил Виктор Гусев, по-моему, это был финал Кубка России между «Локомотивом» и «Москвой». В детстве, когда я ходил на футбол, переполненная гудящая чаша производила такое впечатление, что ни один матч по телевизору с этим не сравнится. Это совсем другие ощущения, ведь видно все поле и можно наблюдать весь «театр военных действий», а не только то, что выделяет телеоператор.

И этот трепет я потерял. Может, стоит ходить на европейские матчи? Возможно, это возрастное, но того интереса, как раньше, больше нет.

— Вы упомянули европейские чемпионаты. Может, действительно стоит съездить, например, в Испанию, на игру «Реала» с «Барселоной»?

— От игр английского или испанского чемпионата я получаю удовольствие даже по телевизору. Это та игра, которая мне нравится. Глядя на такие матчи, понимаешь — сходив на тамошние стадионы, можно вернуть утраченные чувства. Но от игр в России я сейчас такого кайфа не получаю. Может быть, это связано с последними неудачами нашей сборной.

— Я где-то читал, что вы отдаете предпочтение английскому футболу, это правда?

— Да, люблю. Очень культурный и импровизационный у них футбол. Всегда качественные игры, умелые тактические решения команд, сильные игроки, а главное — огромное количество личностей на поле.

До сих пор считаю, что футбол — командная игра, но решают все в нем отдельные люди. А в английском футболе есть огромное количество индивидуальностей.

«Стараюсь поддерживать нашу сборную, ведь нельзя же мыслить: забили — ура, пропустили — козлы»

— У людей, далеких от футбола, есть один стереотип, который говорит о том, что в футбол играют не самые умные люди. Вы что по этому поводу думаете?

— Честно говоря, я мало знаком с нынешними спортсменами. Но как такое можно говорить о тех людях, которых я уже перечислял? Они были настоящими интеллигентами!

Огромная коллекция классической музыки была, по-моему, у Никиты Павловича Симоняна, и мы её слушали. Что касается совсем старого футбола, когда играл еще Лев Яшин, Бобров и другие великие игроки, это было нечто большее, чем просто футбол. И называть этих игроков ограниченными людьми может только полный идиот или провокатор. Они были серьезные и умные люди.

Другое дело, современные спортсмены. Совсем недавно, когда наша команда играла со сборной Германии, мы ехали на концерт. А у водителя в приемнике работала радиостанция, которая тот матч транслировала. В студии собралось большее количество патриотически-настроенных гостей, среди которых была спортсменка Светлана Мастеркова.

И вдруг она кричит в микрофон — «гооол». Оказалось, что это нашим забили. То есть, она даже не врубилась, кто в какой форме играет. И кстати, настораживает огромное количество спортсменов в государственной думе. Они должны заниматься спортом, а не законотворчеством, и тогда выступления на олимпиаде, возможно, не будут столь провальными.

— Есть еще один стереотип о том, что все мужчины любят говорить о футболе и женщинах. Вы с коллегами по цеху обсуждаете, например, выступление национальной сборной, или не находите поддержки в своих увлечениях?

— Конечно, обсуждаем, чаще всего смотрим матчи во время гастролей. Но у нас в коллективе люди от футбола далекие. И у них, как раз таки, работают определенные стереотипы.

Сейчас многие обвиняют в последних неудачах наших футболистов Хиддинка. Мы, кстати, играли концерт в «Лужниках» по случаю бронзы на Евро, потом к нам на сцену выходили ребята во главе с голландцем. Их винить-то сейчас не за что.

Это наивный взгляд на вещи — мол, приехал иностранный тренер, мы ему бабла кинули, и теперь он нас обязан на Чемпионат Мира послать. Так не бывает, это спорт все-таки. В первую очередь, надо научиться думать по-европейски. И только после того, как мы научимся мыслить правильно, тогда все это перейдет в ноги футболистам и победы сразу придут.

Поэтому я не разделяю общей критики в адрес сборной, игроков которой обвиняют в том, что они дураки, идиоты, мол, нажрались перед матчем. Они сделали все, что могли. Но на сегодняшний день им не хватает определенного психологического уровня и мастерства международного класса, хотя в клубах они проявляют себя здорово.

Просто нужно немного дозреть, чтобы получить некую масштабность. Поэтому я стараюсь поддерживать нашу сборную, ведь нельзя же мыслить: забили — ура, пропустили — козлы.

— А в других рок-коллективах есть такие же болельщики, как и вы?

— Есть, конечно! Тот же Костя Кинчев, но есть проблема — он за ЦСКА (смеется). Он ярый «армеец». Но мы все равно друг друга не бьем, стараемся приятельски общаться, футбол не может служить яблоком раздора.

— Вы упомянули концерт в «Лужниках» по случаю успеха на Чемпионате Европы. Еще когда-то приходилось играть по случаю футбольных событий?

— Это было разовое мероприятие. Просто тогда организаторы решили зрителей кормить не попсой, а немного поднять планочку повыше. Там играли Вячеслав Бутусов, Сергей Галанин, «Чайф» и другие. То есть, уровень был высокий.

— Неужели не хотелось бы выступить на значимой игре, вроде Россия-Англия? Спеть для переполненного стадиона в перерыве, или до матча?

— Наверное, нет. Мы, к счастью, не стали ширпотребом, группа «Крематорий» не является элементом массовой культуры. У нас есть аудитория, которая не смешивается с массами, так сказать, отдельно стоящая. А на такие мероприятия нужно приглашать такие команды, чьи песни нравятся всем слоям населения.

А вот сыграть матч — пожалуйста. Однажды совместно с нашим Фан-клубом мы собрали футбольную команду и заявились на турнир, проходящий в тех же «Лужниках». Организатором турнира была «Кока-Кола». Команда Фан-клуба группы «Крематорий» дошла до финала, обыграв кучу команд.

А финал мы проиграли только из-за судьи, который проявил редкостное хамство — не засчитал два мяча и вообще, откровенно подсуживал, а точнее — прислуживал команде организаторов. Пусть они и выиграли, но было это под свист трибун.

— Сами тогда много голов забили?

— Я тогда вышел в первом матче и забил гол. Но потом «дыхалка» уже не выдерживала. После этого матча я, кстати, бросил курить. Разочаровавшись в самом себе, принял такое решение (смеется). И до сих пор не курю

P.S. Уважаемые читатели, это лишь первая часть беседы с Арменом Григоряном. Продолжение материала читайте на «Соккер.ру» завтра.

Иван Залозных Источник: http://www.soccer.ru

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.